Роман Зимонас: «Росатом должен постоянно развивать свою систему закупок»

 

 
 

 

 
  
Созданная российской атомной Госкорпорацией собственная система закупок является, по мнению специалистов, одной из лучших в стране. Директор по закупкам Росатома Роман Зимонас рассказал РИА Новости, как эта система за четыре года своей работы помогла Госкорпорации сэкономить 180 миллиардов рублей и как ее планируется развивать в дальнейшем. 
    

    — Глава Федеральной антимонопольной службы (ФАС) Игорь Артемьев недавно заявил, что Росатом станет первой организацией, которая за всю историю существования службы получит от этого ведомства почетную грамоту за создание эффективной и прогрессивной системы закупок. Каких именно результатов удалось добиться Росатому, развивая эту систему?

 

— Система закупок Росатома позволила сэкономить более 180 миллиардов рублей за четыре года. Это общий объем экономии, полученный с помощью различных механизмов оптимизации, включая выгоду от снижения цен на конкурентных процедурах, контроля начальных максимальных цен и экономии на строительно-монтажных работах. За это время объем открытых процедур вырос с 20 до 500 миллиардов рублей в год. Кроме того, сегодня 99% закупок предприятий атомной отрасли проходят на электронных торговых площадках. Вначале внедрение конкурентных и открытых торгов шло достаточно тяжело: пришлось перестраивать систему планирования практически всех уровней деятельности отрасли, учиться грамотно формулировать требования к закупкам: не указывать конкретного производителя, а определять необходимые технические характеристики продукции, создавать профессиональные подразделения по проведению торгов, изучать рынок, альтернативные технологии и производства. Создание системы закупок повлекло за собой развитие автоматизированных систем. Теперь мы можем оперативно получать точную информацию по закупкам на всех предприятиях отрасли, а, следовательно, контролировать эти процессы и более эффективно распределять ресурсы.

 

— Как будет развиваться единая система закупок атомной отрасли?


— Система управления закупками не может оставаться статичной, она должна постоянно развиваться и совершенствоваться, чтобы поддерживать эффективность расходования средств и противостоять коррупции. Мы уже научились проводить торги: их проходит порядка 60 тысяч в год. Благодаря автоматизированной системе, мы теперь знаем, что и в каком количестве закупают предприятия атомной отрасли. Мы увидели, что наши заказчики могут 15 раз в год проводить конкурс на одни и те же задвижки. Но зачем делать это 15 раз? Следующим этапом развития нашей системы станет консолидация заказов одного вида продукции для нужд нескольких предприятий. Пока такие заказы будут объединяться в рамках одного года, а в дальнейшем мы планируем увеличить период до 3-5 лет. Это ведет к переходу как минимум на трехлетнее планирование потребностей. Будем выставлять долгосрочный заказ на задвижки с возможностью для нескольких производителей получить его в долевом объеме. Производители могут спланировать свое производство заранее, ввести контроль качества и по графику поставлять продукцию на наши предприятия, не заполняя при этом склады. За счет этого производители и поставщики идут на снижение цен, а мы достигаем свои цели. Например, в рамках нескольких таких проектов в этом году с учетом инфляции были получены цены ниже, чем в прошлом. Таким образом, через конкурс можно выстроить долгосрочные партнерские отношения с производителем не в ущерб конкуренции.

 

— На сколько вы собираетесь снизить число сделок в год, которое достигает сегодня 60 тысяч?


— Я считаю, что мы должны, по меньшей мере, в три раза сократить число сделок. Думаю, что мы справимся с этим за два года. 

 

— Каков план закупок Росатома на 2014 год? 

 

— Пока что он сформирован на сумму порядка 600 миллиардов рублей, но вполне возможно, что план закупок еще будет скорректирован с учетом реализации новых зарубежных проектов. Значительная часть производственной программы Росатома связана со строительством АЭС за рубежом, а также с производством и реализацией продукции для внешних заказчиков. При этом наши организации участвуют в торгах внешних заказчиков и не могут с точностью планировать получение заказа. Это и дает колебание плана закупок. 


— На какой объем сэкономленных средств, благодаря конкурентным закупкам, в этом году рассчитывает Росатом?


— Самая главная задача системы открытых закупок — это сдерживание роста цен. Если нам удается из года в год удерживать цены прошлого года, то отрасль уже получает колоссальный эффект. Нет смысла ставить плановые показатели экономии. Это приводит к профанации: люди начинают всеми доступными способами завышать начальную максимальную цену, а потом бодро снижать ее и рапортовать о результатах. Это не наш метод. Так что основная задача — это сохранить нынешний уровень цен и не дать ему расти за счет поддержания конкуренции. В то же время за счет категорирования заказов мы ставим перед собой задачу по снижению цен на 5%. Из года в год мы экономим порядка 20 миллиардов. Думаю, и в этом году мы сможем достичь этого показателя. Собирается ли Росатом привлекать новых поставщиков? За четыре года развития системы закупок мы смогли увеличить количество поставщиков в семнадцать раз. Проведение открытых процедур позволило привлечь производителей продукции, заинтересованных в поставках на предприятия Росатома. Сейчас в атомной отрасли почти отсутствуют сегменты с низким уровнем конкуренции. На все виды продукции, которую закупают наши предприятия, есть как минимум три поставщика. При этом мы всегда рады новым производителям и именно для них мы проводим открытые торги. Безусловно, мы заинтересованы в увеличении конкуренции, но всему есть предел. Некоторые производители, не выдерживая конкуренции, просто начнут перепрофилировать производство.


— Каким образом новый производитель может войти в вашу систему? 

 

— Очень просто: достаточно открыть сайт закупок Росатома и подать заявку на участие в закупке. У нас пока нет реестра поставщиков и системы аттестации. Безусловно, требования к поставщикам зависят от конкретной процедуры закупки, но самое важное, чтобы производитель доказал, что изготавливает качественную продукцию в соответствии с техническими требованиями и у него есть опыт производства и поставки подобной продукции. Большинство объектов атомной отрасли относится к ядерно и радиационно опасным. Фактор безопасности является для нас определяющим при выборе поставщиков. Если производитель только вчера начал выпускать продукцию, то в определенных зонах ядерной энергетики мы не сможем дать ему полноценный заказ. Возможно проведение переговоров о дополнительных испытаниях, но эти вопросы уже решаются в ручном режиме заказчиками и не регулируются системой закупок. При этом мы планируем в ближайшее время запустить систему сертификации оборудования и производителей, которая позволит новым производителям заранее подтвердить свои возможности выпуска продукции 1,2,3 класса безопасности и необходимого качества.

 

— С января 2014 года начал действовать 44-й федеральный закон, и теперь закупки для государственных нужд проходят по контрактной системе. Был ли переход на новый закон болезненным для Росатома? 

 

— К переходу на контрактную систему мы стали готовиться еще в феврале 2013 года и уже сейчас полностью перешли на 44-ФЗ. Чем раньше наши заказчики и поставщики начнут работать в новых условиях, тем быстрее они к ним адаптируются. В Росатоме была доработана информационная система, создана контрактная служба, около двухсот человек прошли обучение. Кроме того, Росатом совместно с Высшей школой экономики уже второй год реализует пилотный проект по апробации инструментов контрактной системы на примере реальных закупочных процедур предприятий атомной отрасли. Другой вопрос, что до сих пор не вышел ряд подзаконных актов. Закон предполагает порядка 60 постановлений правительства. Пока весь пакет актов не выйдет, закон в полной мере не заработает. В контрактной системе есть белые пятна, которые надо закрывать, иначе возникают риски обжалования или неисполнения закона. Например, пока не внедрена единая информационная система и имеют место нестыковки между положениями закона и техническими возможностями сайта. В настоящее время идет серьезное обсуждение вопросов проведения экспертизы результатов контрактов, согласования заключения контрактов по результатам несостоявшихся процедур, а также требуется внесение изменений в положения, регулирующие проведение конкурса с ограниченным участием, положения, обеспечивающие антидемпинговые меры и так далее. До сих пор не функционирует реестр банковских гарантий. Так что впереди еще огромная работа по адаптации и доработки контрактной системы.


— Как система закупок Росатома позволяет контролировать качество закупаемой продукции? 

 

— Закупочная деятельность Росатома делится на две части. Первая — материально-техническое обеспечение, производственно-техническое планирование и подготовка технических требований. Эта часть осталась еще со времен Министерства среднего машиностроения СССР со всеми принципами, знаниями и профессионализмом. Развивая систему закупок, перед нами стояла задача создать прозрачные правила, чтобы увеличить конкуренцию и упростить доступ поставщиков к участию в закупках. При этом в отношении особо важных закупок мы предъявляем к нашим поставщикам ряд требований на отборочной стадии процедуры, таким образом, закупка проходит в два этапа. На первом этапе мы отвечаем на вопрос, может ли эта организация быть поставщиком данной продукции или услуги. Если мы говорим про строительно-монтажные работы на АЭС, то здесь для нас будет важно наличие соответствующих материально-технических и кадровых ресурсов, свидетельства саморегулируемой организации, а также информация об опыте проведения подобных работ. Эти требования формируются на основе проекта организации строительства и не могут быть выставлены по прихоти закупщика. Если речь идет о приобретении оборудования для АЭС, то в зависимости от класса безопасности, от поставщика потребуются соответствующие лицензии, данные об опыте поставки такого оборудования и акты испытаний в соответствии с ГОСТом. Каждое дополнительное требование к поставщику имеет под собой основания в виде федеральных нормативно-правовых или отраслевых документов. Если потенциальный поставщик эти документы предоставить не может, он отклоняется. На второй этап проходят только те организации, которые доказали, что они могут изготовить и поставить продукцию необходимого качества. Они участвуют в ценовом сравнении, оценке, и дальше уже выбирается победитель. Исполнение контракта определяется правилами приемки. При этом у нас усиленные требования к приемке продукции, связанной с ядерной безопасностью. В данном случае проходит двойная приемка: в ходе производства специальная экспертная группа контролирует изготовление продукции на территории производителя, а затем уже происходит доставка и приемка на складе заказчика. Мы проверяем продукцию два раза, чтобы во время перевозки ее не повредили и не заменили. Кроме того, как я говорил уже, мы сегодня разрабатываем дополнительную систему сертификации и аттестации производства для усиления требований по качеству. Это связано с тем, что в процессе производства поставщики иногда, не укладываясь во время, предоставленное для изготовления заказа, начинают нарушать технологии, ускоряя производство и выпуская брак. В результате наши предприятия теряют время и деньги на перезаключение контрактов. Чтобы предупредить такие случаи, мы планируем запустить систему, учитывающую отказы заказчиков по ранее приобретенному оборудованию, результаты испытаний оборудования.