Конференции Итоги первой международной конференции производителей, поставщиков и потребителей изотопной продукции

События

26 октября 2012

Итоги первой международной конференции производителей, поставщиков и потребителей изотопной продукции
О том, как отечественные производители медицинских радионуклидов разрушают мифы о сырьевом характере нашей экономики, "Известиям" рассказал Вячеслав Першуков, член правления Госкорпорации "Росатом", заместитель генерального директора - директор Блока по управлению инновациями.

- Каковы итоги I международной конференции производителей, поставщиков и потребителей изотопной продукции, которая прошла месяц назад? Все мы понимаем значение изотопной продукции для медицины, диагностики онкологических заболеваний. А каков  "вес" нашего государства на этом рынке?

- По многим радионуклидам мы существенно присутствуем на рынке и даже являемся по отдельным направлениям лидерами. Но спектр изотопов, где мы играем заметную роль, еще незначителен. Объясняется все опять же сырьевым характером нашей экономики и в этой области. Да и выйти на рынок изотопной продукции более высокого передела не так-то просто. Это и есть одна из наших главных задач в скором будущем.

Наращивание экспортных поставок сырьевых изотопов не имеет большой перспективы и определяется только наличием в России большого количества исследовательских реакторов, которые можно загрузить соответствующим образом. Первый шаг в направлении расширения экспорта именно высокотехнологичных изотопов - молибден-99. Будем в этом направлении продолжать столь же интенсивно работать.

- На конференции Вы отмечали, что в  работу по модернизации фундаментальной базы, цитирую! "...только в  2011 году было вложено около 30 млн долларов, в этом году мы планируем вложить не меньшую сумму". Уточните, пожалуйста, о каких именно модернизационных проектах идет?

-  Сегодня идет модернизация экспериментальной базы, то есть мы модернизируем исследовательские установки различного назначения в семи организациях госкорпорации. Модернизация позволит нам проводить работы по перспективным проектам, наиболее важные из которых - "Прорыв" и плотное топливо. Должен оговориться, изотопная продукция - все-таки не главная задача научно-технического блока. В первую очередь мы направляем средства на модернизацию имеющихся семи исследовательских реакторов, нескольких десятков горячих камер, предназначенных для радиохимических экспериментов, а также материаловедческих исследований. Но сфера производства изотопов от этого остается только в плюсе.

- Насколько мне известно, в Вашем блоке работает свыше 5000 только научных сотрудников. Серьезный отряд специалистов... А каков диапазон разработок на данный момент?

- Диапазон наших разработок, естественно, весьма разнообразен, и это, отмечу, не только медицинское направление и разработка новых радиационных технологий. Например, мы занимаемся модификацией и получением новых материалов, производством источников излучений различных типов, препаратов для научных исследований, разработкой новых технологий для большой энергетики, фундаментальными исследованиями. Одно с другим - неразрывно.

- В июне был осуществлен первый "теплый" пуск второй линии по  производству изотопа молибдена-99, а в ноябре будет закончен ее окончательный монтаж. Каков будет объем производства?

- Совокупная стартовая цифра, на которую мы ориентируемся на первом этапе пуска, - до 800 кюри в неделю. Пока остается открытым вопрос правильного и системного вхождения на рынок потребления.

Над ним мы сегодня и работаем. Кроме того, в связи с тем, что эта технология производства изотопа на заявленных мощностях в мире никогда не работала, потребовалось внесение ряда принципиальных изменений в первоначальную производственную схему. На первом этапе у нас нет задачи "включиться на полную мощность", увеличение объемов производства будет происходить постепенно. В декабре мы планируем выйти на ту мощность, которая позволит говорить, что промышленные масштабы производства изотопа освоены. Да, мы предполагали, что установка по производству молибдена-99 в Димитровграде будет запущена в начале 2012 года. Но необходимость совершенствования технологии обусловила необходимость частичной замены оборудования уже на существующем производстве.

- О какой современной щелочной технологии производства молибдена-99 идет речь? Так ли она снижает экологические риски? И почему у Росатома совместная лицензия с немецкой компанией GSG?

- Поясняю. Сегодня существуют два способа получения молибдена-99. Первый основан на кислотном растворении и выделении потом изотопа из раствора. Мы же используем другую - щелочную - технологию. В этом случае многие опасные продукты, которые выделяются при кислотном растворении, остаются в растворе. На этом и основан больший уровень безопасности производства, именно поэтому щелочная технология обеспечивает минимизацию рисков с точки зрения влияния на окружающую среду. Система управления процессом полностью компьютеризирована.

Что касается совместной лицензии... Компания GSG имеет опыт создания установок для производства молибдена-99. Но переход на другой уровень и другие мощности потребовал доработки технологии со стороны наших специалистов. Это было признано компанией GSG, поэтому к концу года мы планируем оформить совместную лицензию.

Да, строго говоря, базовые принципы известны нам давно. Но мы, приобретая лицензию, сэкономили время и ресурсы. Сегодня отработана технология на первой очереди производства, поэтому на второй очереди, которая по производительности минимум в два раза больше, производственный процесс будет освоить намного проще. Причем мы предложили свою оптимизацию процесса, практически новую технологию, в своем роде ноу-хау, с чем согласились представители немецкой стороны. Наши режимы позволяют получать кондиционный продукт в максимальном объеме. Главная сложность, которая возникает на пути производства препаратов, - обеспечение стабильного качества. Тем более что требования к химическому составу очень жесткие - все же мы работаем на медицину. Одно дело - получить в пробирках вещество нужного качества, а другое - повторить процесс в промышленном объеме.

- Первая очередь производства радионуклида-99 в Димитровграде запущена в декабре 2010 года. Каков уже удовлетворенный спрос?

- Даже существующие производственные мощности позволяют с избытком закрыть потребности в препарате на основе молибдена-99 на внутреннем рынке. Вторая очередь, по сути, гарантирует бесперебойность поставок медицинской продукции в том числе и на внешний рынок. В любом случае реакторы требуют плановых профилактических остановок. В течение прошлого и этого года уже были две плановые остановки реактора в ФГУП "НИФХИ им. Л.Я. Карпова", и за счет первой очереди в НИИАРе мы смогли обеспечить внутренний рынок молибденом-99 в полном объеме.

- А что касается экспорта? В США нет своего производства молибдена-99, между тем эта страна –лидер в медицинском потреблении радионуклидов.

- На самом деле у них есть свой поставщик - компания Nordion. Формально она канадская, на самом деле - транснациональная. Эта компания и обеспечивает поставки в США. Да, Штаты являются самым крупным потребителем радионуклидов, и больше всего диагностических процедур производится именно там. Nordion мы также рассматриваем как стратегического партнера. Мы уже осуществили туда пробные поставки, готовим себе дальнейший экспортный плацдарм. Попытаемся выйти на внешний рынок с нашей продукцией, понять уровень требований. А рынок, прямо скажем, конкурентный. Поэтому наша цель - производить продукт с максимально высоким медицинским качеством, что будет доказано и надзорным органам, и потребителям.