Новости Новости инновационного блока Росатома

События

28 декабря 2011

Новости инновационного блока Росатома
 

 Вячеслав Першуков рассказал об итогах 20011 года

29.12.2011 10:18  |   «Страна Росатом»
- Вы пришли в Росатом в январе, весной анонсировали программу действий по изменению в управлении наукой. Что на сегодняшний момент уже удалось реализовать?

- С апреля, когда я приступил к выполнению обязанностей руководителя Научно-технического комплекса Росатома, было уже понятно, что нужно будет сделать в течение года. В июне проект утвердило Правление Госкорпорации и началась его реализация, в это же время Дирекция НТК была переименована в Блок по управления инновациями. Для меня стало полной неожиданностью, что при такой громоздкой и инерционной организации нам удалось не только разработать, согласовать и утвердить программу изменений, но и во многом ее реализовать уже в 2011 году.

Начали мы с институтов. Раньше они были все разрознены: каждый по отдельности ходил в Росатом, пытался понять свое место, никто не консолидировал их усилия. Теперь же создано ЦФО-2 управляющая компания ЗАО «Наука и инновации», как во всех стандартных промышленных дивизионах, формирование которых происходит в настоящий момент. 

Нам частично удалось реализовать принцип «триад», когда по каждому проекту определяются три руководителя: научный руководитель, конструктор и проектировщик. Тем самым мы стремимся перейти  к проектному принципу управления отдельными инновационными проектами. На сегодняшний момент созданы отдельные «триады» по 10 проектам, которые охватывают практически все, что связано с задачей по формированию новой технологической платформы и объединены в проект «Прорыв». Безусловно, как и любые изменения, такая структура не всем пока понятна, и не всеми поддерживаются, но, уверяю вас, есть уже первые результаты.  Кроме того произошло полное реформирование системы научно-технических советов и с января она заработает в новом составе. Приведу лишь один факт - раньше в НТС было 450 экспертов, мы сократили их до 220, собрав только тех, кто обладает компетенциями, и кто реально работал в составе научно-технических комитетов.

- Это административная часть, а какие реальные результаты деятельности НТК можете выделить?

- Прежде всего, это успех России по проекту ИТЭР. В НИИЭФА имени Ефремова при участии ряда других институтов было создано уникальное промышленное производство. Подчеркну, что Россия первой среди стран участниц осуществила поставку оборудования для ИТЭР. Более того, был очень жесткий конкурс на должность первого заместителя руководителя ИТЭР, и в итоге пригласили нашего сотрудника - тоже из НИИЭФА им. Ефремова.

Хорошие практические заделы есть и по проекту «Прорыв», который я уже упоминал, в частности, по реактору МБИР. Россия готова предложить его, как международный проект и мы уже получили поддержку Правительства.  Это будет уникальный исследовательский реактор, интерес к которому в мире достаточно высок. На общественных слушаниях был поддержан как проект МБИР, так и проект СВБР, реализуемый совместно с компанией «Евросибэнерго».

Впервые за последние 20 лет  в этом году началась программа масштабной модернизации исследовательской и экспериментальной базы, в рамках которой мы уже потратили 1 млрд. рублей. Пока это затронуло только научную инфраструктуру Блока по управлению инновациями, но уже с 2012 года мы планируем вовлечь в программу более широкий круг НИИ и КБ «Росатома». 

Отдельно хочу сказать о проекте президентской программы по организации  производства молибдена-99. В этом году уже запущена первая очередь и мы отчитались перед Комиссией при Президенте РФ по модернизации и технологическому развитию экономики России о наших успехах. Непросто все идет, давно уже не осваивали такие технологии, тем более в научно-исследовательских институтах. Да и технология сама еще не устойчивая. Но сейчас уже все решения найдены, начался монтаж второй очереди. Идет наращивание объемов промышленного производства и вносятся усовершенствования в технологические регламенты и оборудование. Это позволит нам заявить о создании совместной с партнером (Германская компания GSG) оригинальной технологии производства молибдена -99.

- Какие-то новые перспективные направления в этом году получили развитие?

- Мы увидели, например, интересные проекты в области высокотемпературной сверхпроводимости. В этом году уже вышли на создание демонстрационных образцов по макету электродвигателя и по пилотному генератору. Более того, приняли решение - покупаем лицензию на лабораторный стенд и технологию производства высокотемпературных сверхпроводников с током  до 300 ампер. Это позволит нам перескочить через 20-летний период, когда во всем мире технологии развивались, а мы жили за счет старых достижений.  Обсуждаем также с иностранными компаниями совместную работу над увеличением силы тока до 1000 ампер и увеличением длины сверхпроводника до 500 метров.
Еще одно важнейшее направление в области технологий на перспективу - задача построения цепочки технологий с использованием фтора. Я имею в виду не только фторидную обработку минерального сырья, но и фтор-органику. Нам надо расширять компетенции, которые у нас есть. Фтор-органика занимает сегодня ключевое место в технологиях пластмасс и синтетических материалов. Уже начали обсуждение перспективы создания R&D центра, где планируем задействовать Томск, Северск, Железногорск. 

- В чем сегодня основная проблема НТК?

- Прежде всего, нужна программа кадрового развития. Мы в полном объеме сможем ее сформировать, когда силы институтов будут консолидированы в рамках единой системы управления. Это задача 2012 года. Понятно, что программа коснется не только  привлечения молодых специалистов.

К сожалению, сегодня у нас даже хорошие научные сотрудники зачастую разрабатывают проекты, которые не соответствуют стратегии развития отрасли. Например, мы попросили институты подготовить инициативные предложения по их видению инновационных технологий. Получили около 200 проектов. Из них к реализации в рамках восьми стратегических инициатив Росатома было рекомендовано лишь 22, которые не пересекаются с уже утвержденной программой инновационного развития. Это, на мой взгляд, неплохой показатель, по крайней мере, свидетельствует о более широком взгляде на развитие технологий сегодня у научных работников, а также на отсутствие протекционизма, который присущ нашей экономике, в том числе и в науке. Это характерно показывает, что  нам надо разворачивать своих научных сотрудников с ориентацией на стратегию госкорпорации. Нужно понимать, что теперь есть не просто институт, а научно-технический комплекс Росатома, который объединен и действует в рамках всей отрасли и задач, стоящих перед ним.

Кроме того, нам нужно воспитать квалифицированного заказчика. В Росатоме уже сформирована инновационная программа, которая, к слову, признана лучшей в стране. Теперь необходимо развивать систему управления этой программой. Для этого надо, чтобы на каждом проекте был инновационный директор, и при этом, чтобы он не занимал никакой административной должности, например, главный технолог, главный инженер, директор и т.д. Специально для воспитания таких директоров инновационных проектов наших промышленных дивизионов (а не организаций) мы сформировали программу обучения в бизнес-школе Сколково, которая начнет свою работу уже со второго квартала 2012 г. 

- Какие задачи ставите на будущий год?

- Задача номер один - выполнение объемов работ, которые запланированы на 2012 год. У нас в будущем году объем НИОКР вырастает колоссально. По плану рост производительности труда должен составить 32%. При этом и заработная плата в среднем должна увеличиться на 24%, что значительно выше сценарных условий в целом по Росатому (12%). Это сложнейшая задача и для того чтобы ее выполнить, крайне важно продолжать двигаться по пути проектного принципа организации научно-исследовательских и конструкторских работ. Главное, чтобы не возникало внутренней конкуренции. Иначе слишком много времени будет потрачено на выяснение отношений.

Вторая задача - формирование списка критических технологий. Иными словами, нам надо увидеть весь существующий ландшафт технологий. Начнем с изотопной продукции. Мы планируем сформировать межведомственную комиссию по изотопам. Такой опыт уже был в Минсредмаше. Эта комиссия не будет заниматься распределением денег, а будет объединять технологов из наших организаций, вузов, структур РАН,  НИЦ Курчатовский институт и ПИЯФ, а также частных компаний. Ландшафтная карта технологий даст нам понимание того, что отрасли необходимо доработать. А дальше нужно выстраивать идеологию, как мы наращиваем наши технологические компетенции – финансируем сами новые разработки, организовываем кооперацию или приобретаем недостающие знания на рынке, где можно покупать лицензии и патенты, или приобрести компании и получить тем самым еще и нужных нам специалистов.

Еще одна важнейшая задача 2012 года - дальнейшее развитие системы управления знаниями. Например, мы уже запустили «Антиплагиат» и, думаю, что весной можно будет оценить, бегает наша наука, а вместе с ней и отрасль  по кругу или развивается по спирали. Хотя отмечу, что уже  результаты обнадеживающие.

В следующем году нам предстоит нарастить НТС соответствующей экспертизой. Есть задача построить самонастраивающуюся систему, где каждый эксперт все время должен подтверждать свой статус. 

- Похоже, наука в Росатоме перешла в стадию динамичного развития.

- Просто накопился огромный объем  того, что нужно сделать. На протяжении большого периода времени все то, что разрабатывалось либо не находило рынка, либо было невостребованно, либо не консолидировалось в единую программу. Есть желание разорвать этот порочный круг. Мы будем регулярно рассказывать об изменениях, происходящих в научной отрасли, в том числе в колонке газеты «Страна Росатом», темы уже заготовлены до июля. Очень надеюсь, что нам удастся вывести науку на новый уровень и сделать так, чтобы в этой отрасли было престижно и комфортно  (в том числе и в финансовом плане)  работать, как это было… не так уж и давно. А пока всех с наступающим Новым годом, здоровья и сил. Они нам понадобятся, т.к. в 2012 году предстоит сделать много!